Козлов Е.М.*, Верхоланцева С.Н., Ленкина Я.Г.**, Коняев С.В.***,
*Ветеринарная клиника “Энималз”, **Новосибирский муниципальный зоологический парк, ***Институт систематики и экологии животных СО РАН, г. Новосибирск

Источник: материалы XVI Московского международного конгресса по болезням мелких домашних животных

Гельминтозы приматов зачастую обнаруживают у животных, находящихся в коллекциях различных зоологических парков. Чаще всего паразитарные болезни протекают с очевидной клинической картиной и легко диагностируются рутинными, в том числе копрологическими исследованиями. Однако в случае паразитарных болезней, вызванных малоизученными гельминтами, заболевание проявляется нетипичными клиническими признаками, что может привести к добросовестному заблуждению ветеринарного врача при интерпретации результатов клинических и специальных методов исследования и постановке ошибочных диагнозов. Гонгилонематоз, обнаруженный у лемуров Вари в Новосибирском зоологическом парке, явился одним из примеров подобных заболеваний.

Самка черно-белого лемура Вари в возрасте 1 год, кличка Бэль, заболела в апреле 2007 года, после отъёма от матери. Заболевание сопровождалось снижением аппетита и дисфагией. Животное в начале болезни принимало пищу малыми порциями, затем обнаружилось, что больная испытывает затруднения при проглатывании пищи: взяв небольшое количество корма в рот и разжевав, больная выплёвывала его. В течении болезни у пациентки наблюдали саливацию, которая становилась весьма выраженной перед и во время кормления. Стул был обычным, но скудным. Через три недели от начала болезни к симптомам присоединился кашель, он был умеренным, без отделения мокроты. Животное прогрессивно теряло вес и за месяц болезни достигло состояния кахексии: масса тела примата составляла 1900 граммов.

При клинических осмотрах отмечали увеличение заглоточных лимфатических узлов, легкий стоматит, эмаль зубов была неравномерно покрыта тёмно-коричневым налетом, зубы были безболезненными. Живот мягкий, безболезненный, перистальтические шумы без особенностей. Аускультация грудной клетки и трахеи не выявила патологии сердца и легких, но обнаружила мягкие свистящие дыхательные шумы и хрипы на уровне гортани и краниального отдела трахеи. Предварительные диагнозы, которые были поставлены на основании клинических исследований, отражали изменения симптомов болезни: “Стоматит”; “Сиаладенит”; “Ларинготрахеит”; “Инородное тело глотки или пищевода”. При рентгенографическом исследовании инородного тела глотки и пищевода не обнаружено. Ларингоскопия, фиброэзофагоскопия показали гранулёматозные изменения слизистой оболочки мягкого нёба, глотки, надгортанника, черпаловидных хрящей и шейного отдела пищевода. Слизистая оболочка была покрыта тягучей мутной слюной и имела вид “булыжной мостовой”. Гранулемы зернистой, темнопигментированной массой покрывали все указанные анатомические образования. Величина гранулем была сопоставима с размерами просяных и рисовых зёрен. В краниальном отделе пищевода, на уровне глоточного кольца и на протяжении 7-8 см от него, стенка пищевода была покрыта густым, вязким налётом серовато-белого цвета, стенка каудальных отделов пищевода не имела подобного налета, и количество обнаруженных гранулём уменьшилось. На стенке пищевода гранулёмы не были пигментированными, некоторые кровоточили. На уровне грудного отдела и кардиального сфинктера стенка пищевода не имела видимых патологических изменений, также мы не обнаружили изменений слизистой оболочки желудка. На основании полученных результатов мы поставили диагноз: “Грануломатозный ларингит, фарингит, эзофагит”. Мазки, взятые со слизистых оболочек, были отправлены на бактериологические и микологические исследования; эти исследования показали рост неспецифической микрофлоры. Происхождение заболевания оставалось неясным.

Симптоматическое лечение мы проводили на протяжении 2 недель. Оно включало амоксициллин 0,1 мл/кг, подкожно, 1 раз в двое суток, 3 инъекции, бисептол 30 мг/кг, внутрь, 2 раза в день, поливитамины, дексаметазон 2 мг/кг, 1 раз в день, 3 дня, затем 1 мг/кг 1 раз в день в течение 10 дней. Также применяли обволакивающие препараты: отвар семян льна, альмагель. Выполняли санацию глотки различными антисептическими растворами. Кормление проводили принудительно: давали жидкую пищу. В процессе лечения наблюдали выраженную положительную динамику: у больной уменьшились до нормы заглоточные лимфатические узлы, прекратилась саливация, исчезли хрипы, пациентка стала самостоятельно принимать жидкую и мягкую пищу. Но животное продолжало терять вес - за две недели болезни масса тела снизилась на 200 граммов и достигла 1700 граммов. Несмотря на проводимое лечение, оно оказалось неэффективным, и животное пало.

При выполнении патологоанатомического исследования в зоне ранее установленных патологических изменений выявлено значительное изменение стенок пищевода. Стенка пищевода на всём протяжении была отёчная, студенистая, утолщена до 3-4 мм, слизистая оболочка бледно-серая, рыхлая, её поверхность покрыта большим количеством слизи с включением творожистых комочков фибрина. Слизистая оболочка легко отделялась пинцетом, при этом вместе с кусочками оболочки вытягивались белые волосовидные нематоды длиной до 5 см, один из концов тела гельминта был крючковидно изогнут. Нематоды располагались по продольной оси пищевода. Черви в огромном количестве (несколько тысяч) локализовались сплошной массой на границе слизистой и подслизистой оболочек пищевода. Заглоточные лимфатические узлы были незначительно увеличены, находились в состоянии отёка и застойной гиперемии. Печень тёмно-вишнёвого цвета, края острые, паренхима дряблая, с обильным соскобом, в руках легко превращается в кашу. Селезенка тёмно-вишнёвая, не увеличена, тонкая, дряблая, соскоб отсутствует, ретикулярная структура ярко выражена. Остальные системы и органы не имели специфических изменений.

Посмертное исследование содержимого толстого кишечника по методу Фюллеборна не выявило яиц гельминтов. Методом последовательных промываний были обнаружены личинки нематод (увеличение 8х10).

Описание обнаруженных экземпляров: головной конец покрыт кутикулярными щитками, вдоль тела имеются латеральные крылья, оба крыла идут, не прерываясь, до конца хвоста. Половой диморфизм выраженный.

Самки длиной около 5 см. Полость тела занимает извитая матка, наполненная яйцами. В зрелых яйцах просматриваются свившиеся кольцом личинки. Самцы длиной около 2 см, спикулы неравные, длина левой спикулы сопоставима с 1/4 длины тела паразита. Личинки чрезвычайно подвижные, имеют пуговчатое утолщение головного конца, хвост заострён в виде шипа. Длина личинок 250-300, ширина 40-50 микрон.

Обнаруженные экземпляры нематод были отнесены к роду Gongylonema Molin, 1857, семейства Gongylonematidae, отряда Spirurata.

Находка гельминтов заставила нас заново проанализировать эпизоотическую ситуацию в группе чёрно-белых лемуров зоопарка. Данная группа лемуров (родственные между собой самец и две самки) поступили в 1996 году из Германии, до этого черно-белые лемуры Вари в Новосибирском зоологическом парке не содержались. Обнаружилось, что одна из самок на протяжении последних пяти лет страдает хроническим ларинго-фарингитом и имеет постоянную гиперсаливацию, которые обостряются у неё два-три раза в год. Симптоматическое лечение, которое включало антибиотики, витамины, калия йодид, давало непродолжительную ремиссию.

Было проведено тотальное копрологическое исследование группы черно-белых лемуров методом последовательных промываний, которое обнаружило наличие личинок нематод у всех особей. Интенсивность инвазии была разной: она колебалась по группе, при этом максимальное количество личинок выявлено у матери погибшего животного.

Первоначально для лечения гонгилонематоза у лемуров применяли мебендазол (“Вермокс”, Gedeon Richter) в дозе 10 мг/кг, с кормом, 1 раз в день 3 дня подряд. При этом не были учтены специфика биологии и локализации паразитов, а также механизм действия препарата (“Вермокс” не всасывается в кровь и оказывает контактное действие на гельминтов, находящихся в просвете желудочно-кишечного тракта). Контрольное исследование фекалий обнаружило прежнюю интенсивность инвазии.

Повторная дегельминтизация была проведена альбендазолом (“Альвет”, ЗАО “Нита-Фарм”) в дозе 37,5 мг/кг внутрь, однократно. Контрольное копрологическое исследование не выявило личинок гонгилонем. На 4 сутки после дачи альвета было отмечено ухудшение общего состояния у пары лемуров (родителей погибшей самки). У них наблюдали анорексию, слабость, залёживание, сухость слизистых оболочек, животные не оказывали сопротивления при отлове, фиксации и клиническом исследовании. Очевидно, что ухудшение общего состояния больных животных, вероятно имевших наибольшую интенсивность инвазии, было связано с интоксикацией организма продуктами распада погибших гельминтов. Данной паре лемуров была проведена детоксикационная терапия, и в течение 6-7 суток общее состояние животных нормализовалось.

В связи с отсутствием возможности делярвации места обитания животных (лемуры содержались в уличных вольерах) через две недели после применения альвета была проведена очередная профилактическая дегельминтизация лемуров. Был использован 1% ивермектин (“Ивермек”, ЗАО “Нита-Фарм”) по 0,2 мл на животное подкожно. При переводе лемуров в зимний павильон была проведена следующая профилактическая дегельминтизация, также был применён 1% ивермек по 0,2 мл на животное подкожно. Следует отметить, что побочные явления при применении ивермека у лемуров отсутствовали.

Последующие исследования фекалий лемуров, проведенные спустя 10, 30, 60 суток после дегельминтизации, не выявили наличия яиц и личиночных форм гельминтов. Последнее исследование фекалий наблюдаемых животных, проведенное в январе 2008 года, наличия личинок гельминтов также не выявило.

Summary
Kozlov E.M., Verholanceva S.N., Lenkina Y.G., Konyaev S.V Gongylonematosis of ruffed lemur (Lemur variegates) in novosibirsk zoo. Veterinary clinic “Animals”, Novosibirsk Municipal Zoo, Institute systematics and ecology of animal SB RAS, Novosibirsk, Russia

The first incident of gongylonematosis in Siberia region. The clinical founding, necropsy and experience of treatment ware described and discussed. Therapy with albendazol (“Alvetum”, Nita-Farm) 37,5 mg per kg body weight was tested and approved for treatment. Application of mebendazol (“Vermox”, Gedeon Richter) was acknowledged as non effective. The methodic of diagnostic was proposed.