Л.М. Белова
ФГОУ ВПО «Санкт-Петербургская государственная академия ветеринарной медицины».

МАТЕРИАЛЫ 18-го МОСКОВСКОГО МЕЖДУНАРОДНОГО ВЕТЕРИНАРНОГО КОНГЕССА ПО БОЛЕЗНЯМ МЕЛКИХ ДОМАШНИХ ЖИВОТНЫХ

В последние годы в крупных городах-мегаполисах имеется тенденция к росту популяции домашних животных. Большое количество бродячих животных и неупорядоченность выгула домашних собак приводит к загрязнению почвы дворов, скверов, парков, детских площадок паразитами, выделенными с фекалиями и, что самое важное, возросшей опасности заражения людей зоонозными болезнями. Это обстоятельство и послужило основанием для более детального изучения кишечных простейших, паразитирующих у наших питомцев. Понятие «кишечные простейшие» не совсем точно отражает суть этих паразитов, т.к. у некоторых из них часть жизненного цикла протекает вне кишечника, однако в конечном итоге они выделяются во внешнюю среду вместе с фекалиями хозяина в виде устойчивых расселительных стадий (ооцист и цист).

Многие виды простейших паразитируют и у животных, и у человека. Для некоторых видов паразитов со сложным жизненным циклом человек служит основным хозяином, а домашние животные – промежуточным и наоборот. Данная работа посвящена простейшим, развивающимся частично или полностью в кишечнике собак и кошек. В первую очередь это представители отряда Coccidiida (=Eimeriida) – Cryptosporidium, Eimeria, Isospora, Cystoisospora, Toxoplasma, Neospora, Sarcocystis, отряда Balantidiida – Balantidium и отряда Diplomonadida – Giardia.

Кокцидии рода Cryptosporidium распространены во всем мире и к настоящему времени зарегистрированы более чем у 170 видов хозяев из 50 стран. Для видов этого рода характерна разная широта специфичности, которая прослеживается в пределах классов, к которым относятся их хозяева. Исключение составляет С. felis (из кошек), которая заражает только кошек и C. pellerdyi (из собак) – только собак. Напротив, ооцисты С. parvum заражают широкий круг млекопитающих, включая собаку, кошку и человека. Криптоспоридиоз относится к категории зоонозов, т. е. болезней, общих для животных и человека. Внешним проявлением кишечной формы болезни является профузная диарея, во время которой огромная масса инвазионных ооцист выносится из организма хозяина и служит источником заражения. Болезнь часто протекает в ассоциации с вирусными и бактериальными инфекциями (Бейер, 2000).

Микроскопическая диагностика криптоспоридиоза осуществляется путем выявления ооцист в мазках, приготовленных из фекальных масс и окрашенных разными красителями (карболовым фуксином по Цилю-Нильсену, аурамином, генциановым фиолетовым и другими). К числу недостатков микроскопической диагностики следует отнести значительную затрату времени и их невысокую чувствительность и специфичность. Более эффективными в плане диагностики криптоспоридиоза счи- таются серологические методы выявления криптоспоридий и применение полимеразной цепной реакции (ПЦР). И если микроскопические методы дают 83.7 % чувствительности и 98.9 % специфичности, то ПЦР демонстрирует 100%-ную надежность в обоих случаях (Morgan et al., 1998).

Для родов Eimeria и Isospora характерна моноксенность, т.е. строгая хозяинная специфичность. Представители данных родов паразитируют у собак и кошек в эпителиальных клетках (энтероцитах) кишечника, вызывая их гибель. Обычно при слабой и средней степени заражения клинические признаки при эймериозах и изоспорозах выражены не ярко.

Иная картина развивается при заражении плотоядных цистоизоспорами – факультативно гетероксенными простейшими. У щенков и котят при сильном заражении ухудшается аппетит, развиваются диарея, исхудание, полиурия. В фекалиях содержится кровянистая слизь. Иногда периоды кажущегося улучшения состояния сменяются новыми обострениями. По мере подрастания животных болезнь становится хронической, а затем наступает выздоровление или цистоизоспороносительство. Диагноз подтверждается обнаружением ооцист цистоизоспор микроскопией мазков фекалий, исследуемых флотационными методами (Фюллеборна или Дарлинга).

Жизненный цикл Тoxoplasma. gondii осуществляется при участии двух хозяев, окончательного и промежуточного, между которыми складываются отношения соответственно хищника и жертвы. Окончательными хозяевами токсоплазмы являются только представители сем. Felidae. В то же время в качестве промежуточных хозяев выступают свыше 350 видов, относящихся к млекопитающим (в том числе человек), птицам и рептилиям (Fayer, 1981). Очень важно подчеркнуть, что окончательные хозяева Т. gondii (кошки) одновременно выступают и в роли промежуточных.

Окончательный хозяин (кошка) заражается при поедании промежуточного (например, мыши), в тканях которого находятся цисты с цистозоитами (при хроническом токсоплазме) или цистозоиты при острой инвазии. Цистозоиты проникают в клетки кишечного эпителия, где сначала размножаются бесполым путем, а затем формируются микро- и макрогаметоциты, микро- и макрогаметы, происходит копуляция гамет, образование зиготы и ооцисты. Ооцисты с фекалиями кошки выделяются во внешнюю среду, где спорулируют по изоспороидному типу, т. е. в них формируются по 2 спороцисты с 4 спорозоитами в каждой.

Промежуточные хозяева (все виды сельскохозяйственных и домашних животных, а также человек) заражаются, проглатывая спорулированные ооцисты токсоплазм. Освободившиеся из оболочек ооцисты спорозоиты поражают внутренние органы, в клетках которых начинают размножаться путем простого деления – эндодиогении, в результате чего образуется множество аркоподобных организмов – трофозоитов (тахизоитов). Завершается этот цикл формированием тканевых цист, содержащих множество одинаковых цистозоитов (брадизоитов). Стадия цисты – конечная в развитии токсоплазм в организме промежуточного хозяина. Дальнейшее развитие паразита возможно только в организме окончательного хозяина – представителя семейства Felidae, где оно завершается формированием в кишечнике ооцист.

Кошка может быть и промежуточным хозяином в том случае, если она проглотит спорулированную ооцисту, спорозоиты которой, поражая внутренние органы, вызывают генера- лизованный токсоплазмоз. Однако у кошек и в этом случае развитие паразита завершается формированием в кишечнике и выделением во внешнюю среду ооцист. При этом препатентный период развития возбудителя составляет 24 дня и более, в то время как при заражении кошки цистами ооцисты начинают выделяться уже через 3-5 дней.

Установлены основные пути заражения токсоплазмозом: алиментарный, внутриутробный и контаминационный. Собаки заражаются при скармливании им сырого мяса, полученного от больных токсоплазмозом сельскохозяйственных животных, при проглатывании зрелых ооцист паразита (например, при совместном содержании с больными кошками), случке, при контакте здоровых с больными, внутриутробным путем.

Собака может быть источником заражения человека. Токсоплазмы у собак выделяются с мочой, фекалиями, с истечениями из ротовой и носовой полостей. Инвазированная кошка может служить источником загрязнения ооцистами Т. gondii достаточно большой территории. Большинство кошек выделяют ооцисты раз в жизни после поедания зараженного промежуточного хозяина. Продолжительность выделения ооцист (патентный период) достигает от нескольких дней до нескольких недель. После первичного заражения кошка выделяет миллионы ооцист Т. gondii, которые могут сохраняться в почве до 12-18 мес без потери инвазионности (Frenkel, 1974). Подсчитано, что в 20 г фекалий кошек может содержаться до 20 млн ооцист Т. gondii, а непрерывное выделение ооцист может продолжаться до 2 нед. Кроме того, известны случаи повторного выделения ооцист взрослыми кошками.

Примерно 90 % кошек после первичного заражения становятся иммунными. Это объясняет очень низкую (<1 %) выявляемость ооцист у кошек при массовом эпизоотологическом обследовании. После первичного заражения кошки сохраняют антитела к Т. gondii в достаточно высоких титрах в течение 1 года и дольше.

Оценка титров антител зависит от методов их выявления. При модифицированной реакции агглютинации (МА) обычно используются убитые тахизоиты, что позволяет выявлять только иммуноглобулины (IgG). Красящий тест Сэбина-Фельдмана включает использование живых тахизоитов и способен выявить IgG и IgM. Специфический иммуноглобулин (IgM) позволяет распознавать свежую инвазию и ее рецидивы, что важно при диагностике врожденного токсоплазмоза. При употреблении иммуносорбентного энзимзависимого метода (ELISA) материалом служат разрушенные тахизоиты, что позволяет идентифицировать IgG и IgM. Преимущество этого метода состоит в его авто- матизированности, хотя по чувствительности он может уступать МА.

Развитие иммунитета не исключает полностью повторного заражения хозяина. Как и при эймериозах, иммунитет при токсоплазмозе является нестерильным (премуниция) и связан с наличием в организме живых паразитов (тканевых цист).

Возбудитель неоспороза впервые был выделен у собак в 1988 году в США и получил название Neospora сaninum. Это внутриклеточный облигатный гетероксенный паразит, филогенетически близкий к возбудителю токсоплазмоза, поражающий примерно аналогичный круг животных. В организме основного хозяина, представителем которого является собака, N. caninum развивается в эпителиальных клетках кишечника. Ооцисты с фекалиями собаки выделяются во внешнюю среду, где спорулируют по изоспороидному типу, т. е. в них формируются по 2 спороцисты с 4 спорозоитами в каждой. В спорулированном виде сохраняются около года (Dubey et.al., 1997).

При попадании в организм промежуточных хозяев (крупного рогатого скота, овец, коз, лошадей, оленей, буйволов, экспериментально зараженных - мышей, крыс, кроликов, песчанок, свиней, собак, кошек, лисиц, койотов, обезьян и др.) возбудитель быстро расселяется лимфо- и гематогенным путями, проникая в клетки различных органов и тканей: нервной системы (клетки Шванна, сетчатки глаза, аксоны, нейроны, астроциты), в эндотелиальные клетки сосудов, макрофаги, фибробласты, миоциты, эпителиальные клетки почечных канальцев, гепатоциты, в которых и происходит их бесполое размножение по типу эндодиогении. Предцистые стадии (тахизоиты) содержат до 100 паразитов. Тканевые цисты округлой формы размером до 107 мкм насчитывают до 200 брадизоитов, обнаруживаются только в тканях нервной системы (головной и спинной мозг, сетчатка глаза), в которых сохраняются годами.

Ретроспективные исследования законсервированных образцов тканей показали, что болезнь возникла еще в 50-е годы, но морфологическая схожесть возбудителя N. caninum с Т. gondii долгое время затрудняла его диагностику. В 1989 году был разработан иммунологический метод выявления возбудителя в тканевых срезах, после чего последовало множество сообщений о случаях неоспороза, зарегистрированных в различных странах (Dubey, Lindsay, 1989).

Таксономическая, биологическая и частично морфологическая близость возбудителя неоспороза к Т. gondii говорят о возможности заражения человека, о чем свидетельствуют результаты серологических исследований (ИФА, РИФ), полученные американскими, датскими и итальянскими авторами за период 2000-2008 гг. Так, у 102 (10%) из 1029 доноров были обнаружены антитела к N. сaninum.

У собак неоспороз описывают как причину нейромускулярных расстройств, при которых развивается восходящий паралич, причем тазовые конечности поражены более тяжело, чем передние. Кроме того, наблюдается затрудненное глотание, паралич жевательных мышц, дряблость мышц и их атрофия, развивается миокардит полимиозит. В последующем у животных прогрессирует депрессия, ослабевают глазные рефлексы (птоз, нистагм, косоглазие), появляется одышка и возможен летальный исход. У собак с бессимптомным течением болезни имеет место трансплацентарный путь передачи возбудителя. При этом несколько пометов от одной и то же суки могут заражаться неоспорами.

Для постановки диагноза при подозрении на неоспороз у собак исследуют пробы фекалий методом флотации. Однако более эффективными в плане диагностики неоспороза считаются серологические методы выявления неоспор и ПЦР-диагностику с применением ампликафикационной тест-системы. Разработанная тест-система является высокоспецифичной и может быть использована для идентификации неоспор даже небольшого количества клеток в исследуемом образце: от 10 до 100 (Dubey et.al., 1997).

Саркоспоридии – это кокцидии с облитатно-гетероксенным циклом развития, причем собака, кошка и человек выступают как основные хозяева (хищники), в организме которых происходит гаметогенез и образование ооцист изоспороидной структуры, а крупный рогатый скот, овцы, свиньи оказались промежуточными хозяевами (жертвы), в организме которых протекает бесполое развитие саркоспоридий. Выяснилось также, что многие виды саркоспоридий являются высокопатогенными (в острую фазу болезни) и могут вызывать анорексию, тяжелое переболевание, резкое снижение продуктивности, аборты, менингоэнцефалиты, гибель животных. Упитанность (и качество мяса) животных с цистами саркоспоридий (хроническая фаза болезни) резко снижается. Болезни промежуточных хозяев называются саркоцистозами, что подчеркивает наличие у зараженных хозяев мышечных цист (саркоцист). Болезни окончательных хозяев называются саркоспоридиозами, что соответствует понятию «кишечный кокцидиоз, вызываемый Sarcocystis». Термин саркоспоридиоз может также употребляться и в широком смысле для обозначения болезней, вызываемых кокцидиями рода Sarcocystis.

Из двух форм саркоцистоза – острой и хронической – первая сопровождается наиболее выраженными симптомами и нередко заканчивается летально. Хроническая форма также не безразлична для зараженного животного: наличие крупных саркоцист приводит к механическому травмированию мышц и даже к их полной атрофии. Способность токсинов, выделенных из саркоцист, вызывать бласттрансформацию и стимулировать бесконтрольное размножение клеток хозяина открывает новую страницу в изучении патогенеза саркоцистоза как в медицине, так и в ветеринарии (Бейер, 2007).

Балантидии локализуются в толстом кишечнике собак, человека и др. животных. Эти простейшие – обычные комменсалы, но временами обнаруживаются в местах воспаления кишечника, глубоко в язвах. Продуцирует фермент гиалуранидазу, который разрушает межклеточные связи и способствует деструкции ткани. Известны случаи распространения по лимфатическим сосудам и гематогенным путям в печень, легкие и сердце. Может вызывать диарею и дизентерию у собак, человека и других приматов. Заражение осуществляется алиментарным путем цистами и трофозоитами (Крылов, 1996).

Впервые жиардий (лямблий) увидел А. Левенгук в 1681 г. Об этом он сообщил в письме секретарю Лондонского Королевского Общества Р. Гуку. В 1859 г. этих простейших обнаружил в содержимом тонкого кишечника детей, страдающих диареей, профессор Харьковского университета Д. Ф. Лямбль и назвал Cercomonas intestinalis. Позже в 1888 году Бланхард (Blanchard) образовал для этого паразита новый род, назвав его в честь первооткрывателя Lamblia. Так появилась широко распространенное название Lamblia intestinalis. Однако позже было установлено, что название рода Lamblia является младшим синонимом названия рода Giardia, образованного Кюстлером (Kunstler) на 6 лет раньше, в 1882 году. В соответствии с правилами Международного Зоологического кодекса валидным названием считается то, которое было предложено ранее, а именно Giardia.

Жиардиоз распространен всесветно и об этом свидетельствуют находки жиардий у разных систематических групп хозяев, начиная от амфибий и заканчивая млекопитающими, в том числе – у приматов, включая человека, грызунов, хищников (собака), непарнокопытных и парнокопытных (Крылов, 1996).

В жизненном цикле паразита известны две стадии: трофозоиты и цисты. Трофозоиты грушевидной формы и имеют четкую симметрию – 2 ядра, 2 тонких аксостиля, 4 пары жгутиков. На передней части тела имеется присасывательный диск, при помощи которого трофозоиты прикрепляются к поверхности эпителиальных клеток. Средние размеры жиардий составляют до 21 мкм. Цисты паразита продолговато-овальной формы, с толстой оболочкой, внутри 2 или 4 (зрелая циста) ядра. Внутри цитоплазмы отчетливо видны идущие вдоль искривленные тонкие нити свернутого жгутикового аппарата. Размеры цист до 10 мкм в длину.

Жиардии — анаэробы. Питание жиардий осуществляется путем пиноцитоза. Насасыванию жидкой, переваренной пищи хозяина способствует энергичное движение жгутиков. Размножение трофозоитов жиардий происходит продольным бинарным делением (Суханова, 2000).

После попадания цист в пищеварительный тракт хозяина с водой и пищей внутри них формируется два подвижных трофозоита, которые покидают оболочку цисты и прикрепляются к поверхности слизистой оболочки двенадцатиперстной кишки и верхнего отдела тонкой кишки, механически блокируют слизистую оболочку, нарушая пристеночное пищеварение. Имеются сообщения об обнаружении жиардий в содержимом желудка, что объясняется забросом в желудок дуоденального содержимого или зиянием привратника желудка. До недавнего времени дискутировался вопрос о возможности поселения жиардий в желчном пузыре и желчных протоках. По мнению большинства исследователей, агрессивная желчная среда губительна для жиардий (Батурина Т.Ю., Самарина В.Н, 2003).

Цисты обнаруживаются уже в начальной части тонкой кишки, но наибольшее их количество концентрируется в толстой кишке, после чего они экскретируются с фекалиями. От зараженного жиардиями человека и животных во внешнюю среду выделяется огромное количество цист. Выделение цист происходит прерывисто. Продолжительность пауз между периодами их выделения составляет от 8 до 20 дней.

Цисты, вышедшие из кишечника, обладают значительной устойчивостью и сохраняют жизнеспособность в течение нескольких месяцев, особенно в прохладной и влажной среде: в фекалиях во влажной среде до 77 дней, в молочных продуктах – 112 дней. В кишечнике мух и тараканов они остаются живыми от 30 часов до 8 суток. На влажном полотенце цисты сохраняют жизнеспособность не менее 2 суток. В водопроводной воде цисты сохраняются до 3 месяцев и полностью инактивируются лишь при кипячении. Содержание хлора в воде в концентрации 1 мг/л приводит к гибели цист лишь через 72 часа. Именно поэтому основном путем передачи цист считается водный, при котором происходит загрязнение источников водопользования необработанными сточными водами. Заражающая доза составляет всего лишь от 10 до 100 цист жиардий.

Клинические проявления жиардиоза характеризуются полиморфизмом симптоматики, которая во многом определяется индивидуальными особенностями организма и, в первую очередь, состоянием его иммунной системы.

Проявлению болезни могут способствовать иммунодефициты, авитаминозы, функциональная недостаточность органов пищеварения (понижение желудочной секреции, недостаточная ферментативная активность и др.), перенесение других инфекций (особенно сальмонеллезов), нерациональное применение антибиотиков, вызывающее изменение микрофлоры кишечника.

Исследования популяции собак показали, что процент поражения жиардиями составляет до 67-100 % у собак, содержащихся в питомниках. У животных может наблюдаться ярко выраженная диарея, боли в животе, тошнота, метеоризм и периодическая рвота с желчью.

«Классическим» признаком болезни у собак является диарея с мягким, как «коровья лепешка», фекалиями. Слизь или кровь при этом отсутствуют. В тяжелых случаях у собаки теряется до 50% переваривающей способности кишечника, поэтому неизбежно развитие диареи. Также возможны аллергические проявления в виде кожного зуда, крапивницы, астмоидного бронхита; у больных собак установлена эозинофилия (Ермаков, 2005; Костюченко, Белова, 2006).

Для предварительной диагностики и последующей верификации жиардиоза используются как прямые методы (на основании результатов паразитологического исследования кишечного или дуоденального содержимого методом микроскопии), так и косвенные – серологические методы и анализ крови, которые не являются основанием постановки диагноза жиардиоза, но указывают направление дальнейшего упорного поиска с использованием прямых методов. Вегетативные стадии жиардий можно обнаружить только в жидких фекалиях при диарее или после назначения слабительного. В некоторых случаях для обнаружения трофозоитов исследуют дуоденальное содержимое. В нативных препаратах, изготовленных из жидкого субстрата, характер движений жиардий напоминает движения падающего листа.

Для обнаружения цист исследуют тонкие мазки, приготовленные из фекальных масс, которые окрашивают раствором Люголя или железным гематоксилином по Гейденгайду. При низкой степени инвазии применяется метод концентрации или накопления цист (Демидова и др., 1998).

При серологической диагностике для выявления сывороточных антител к антигенам жиардий наиболее часто используют иммунофлюоресцентный анализ, с помощью которого в 70% случаев можно выявить антитела различных классов.

Однако пока патогенные свойства паразита недостаточно изучены, в частности, не идентифицированы их токсины, представляется преждевременным полагаться в диагностике только на результаты иммунологического исследования.

Список использованной литературы:

Батурина Т.Ю., Самарина В.Н. Лямблиоз у детей. 2003. С-П. 40 с.
Бейер Т.В. Еще раз о кокцидийной природе криптоспоридий (Sporozoa, Apicomplexa). Паразитология. Т. 34. С. 183-195.
Бейер Т.В. Класс Coccidea Leuckart, 1879 – Кокцидии. В кн.: Руководство по зоологии. Протисты. Часть 2. 2007. С. 149-171.
Демидова Л.Л., Васерин Ю.И., Хроменкова Е.П. Усовершенствованный метод накопления цист лямблий. Актуальные вопросы медицинской паразитологии. Мат. 5 Всерос.науч.конф. С-П. 1998. С.115.
Ермаков А.М. Лямблиоз как причина хронических диарей у собак. Мат. XIII Моск.Межд.конгр. по болезням мелких домашних животных. 2005. С.20.
Костюченко О.А., Белова Л.М. Особенности диагностики и лечения жиардиоза (лямблиоза) животных. С.-П. Мат. Межд.науч.конф.проф.-препод.науч.сотр. и аспир СПБГАВМ. 2006. С. 50-52.
Крылов М.В. Определитель паразитических простейших. 1996.
Труды ЗИН РАН. 602 с.
Суханова К.М. Класс Diplomonadea. В кн.: Руководство по зоологии. Протисты. Часть 1. 2000. С. 341-348.
Dubey J.P., Barr B.C., Barta J.R. et al. Redescription of Neospora caninum and its differentiation from related coccidian. J. Parasitol. 1997. Vol. 32. P. 929-946. Dubey J.P., Lindsay D.S. Transplacental Neospora caninum and neosporosis. Vet. Parasitol. 1989. Vol. 67. P. 1-59.
Fayer R. Coccidian taxonomy and nomenclature. J. Protozool. 1981. Vol. 28. P. 266-267.
Frenkel J.K. Advances in the biology of Sporozoa. Z. Parasitenk. 1974. Bd 45. S. 125-162. Morgan U.M., Forbes D.A., Thompson R.C.A. Molecular epidemiology of Cryptospridium parvum infection. Europ. J. Protistol. 1998.Vol. 34. P. 262-266.

Summary
L.M. Belova: The intestine protozoa of dogs and cats. S.-Petersburg state veterinary academy. In present article the general characteristic of the parasitic protozoa, living in intestine of dogs and cats is given. The special attention is given to diseases common for the man and animals.